Статистика блога
196
Записей
2597
Обращений
113253
Посетителей
Областные Управления
(финансируемые из местного бюджета)
Областные управления и департаменты
(финансируемые из республиканского бюджета)

История Архитектуры и строительства Казахстана

История архитектуры и строительства Казахстана

В Казахстане следы наиболее ранних стоянок племен, относящихся к палеолиту, найдены на юго-западных склонах Каратау, в местностях Борикказган и Танирказган, Канай и Терек, в урочищах Карасу и Бетпак, на берегу рек Бухтарма и Арыстанды. Они датируются 30-10 тысячелетиями до нашей эры. Наиболее ранние жилища и поселения оседлых племен находятся в Центральном, Северном, Западном и Восточном Казахстане. А. Х. Маргулан назвал Казахстан наиболее густонаселенной страной эпохи бронзы (XVIII-VIII веков до нашей эры). Жилище патриархальной семьи того времени представляло собой состоящее из нескольких помещений строение площадью до 200 квадратных метров.
Однако уже в начале первого тысячелетия до нашей эры появилось несколько типов мобильного жилища, связываемых историками с сакскими племенами. Между стационарными жилищами эпохи средней и поздней бронзы и подобными типами кочевого жилища существует некая преемственная связь. Из-за недостаточной изученности нередко все типы мобильного жилища (от шалаша до многоугольных срубов) объединялись общим термином "юрта". Изобретение и распространение юрты относятся к середине первого тысячелетия.
Своеобразной программой монументального зодчества на заре человечества можно считать необходимость материализации духа предков и бережного к нему отношения.
Об этом свидетельствуют различные типы мегалитических построек: менгиры, кромлехи, дольмены, цисты, плиточные ограды.
Строительные традиции мегалитических сооружений оказались весьма "живучими". Пройдя сквозь эпоху племенных союзов, они просуществовали до раннего средневековья (VIII-X века), когда в ходе феодализации страны древние основы строительной техники постепенно ушли в прошлое, уступив место более совершенным формам.
Достаточно высокого уровня строительного искусства достигли племена низовьев Сырдарьи, возводившие дошедшие до нас сооружения по известным законам зодчества. Об этом свидетельствует архитектура мавзолеев Тагискена, расположенных примерно в 20 километрах к юго-западу от Кызылорды в русле Инкар-Дарьи.
Архитектурные традиции тагискенцев эпохи поздней бронзы получили дальнейшее развитие в находящемся неподалеку от своих прототипов в долине Инкар-Дарьи мавзолее IV века до нашей эры "Баланды-2" – центрическом многокамерном сооружении с коническим шатровым куполом, возвышающимся над цилиндрическим или призматическим объемом, предопределившим композиции уникальных средневековых памятников Казахстана и Средней Азии.
Именно при возведении этого мавзолея произошло "рождение" купола как важной архитектурной формы и строительной конструкции, позволяющей перекрывать довольно большие пролеты, и применение в качестве основного строительного материала кирпича.
На все больше усиливающееся влияние тюркских племен с востока указывает целый ряд признаков погребального ритуала – бревенчатые сооружения типа юрты, покрытые коническими и шатровыми сводами, и другие. Этим, вероятно, можно объяснить появление новой формы архитектуры как сочетания традиционных форм мемориальных сооружений и деревянного зодчества тюрок. Теперь граненые стены и купола были перенесены уже и на кирпичное строительство. В сакское время искусство племен Казахстана достигло достаточно высокой ступени развития, а строительное дело поражает своими грандиозными размерами.
Усуни и кангюйцы – прямые продолжатели культурных традиций саков, их строительная культура развивалась в течение 700 лет (до V века нашей эры). Огромное количество курганов усуньского времени сооружалось на местах зимних и летних кочевий по течению рек, стекающих с горных склонов. В городище "Чирик-Рабат", находившемся в бассейне Жана-Дарьи, были раскопаны два мавзолея, относящиеся к IV-II векам до нашей эры, и мемориальное сооружение "Бабиш-Мулла-2". О достижении более высокого уровня архитектурно-строительного дела свидетельствует применение обожженного кирпича для настилки пола северо-западного помещения здания, которое тщательно покрывалось алебастром и раскрашивалось.
Нетрудно заметить преемственную связь архитектурно-планировочного решения мавзолея, характерного для жилищ того времени, с архитектурой поздних замков-кешков Хорезма VII-VIII веков (Тешик-Кала, Большая и Малая Кыз-Кала), жилыми домами древнего Пянджикента, Варахши, Южного Казахстана (замки Баба-Ата, Актобе-3, Кулана и другие). Кешки, например, высились на глинобитной платформе – стилобате с покатыми гранями, в интерьере присутствовали вытянутые вдоль стен суфы.
Во II веке до нашей эры из-за массовой миграции присырдарьинских степных племен в южном направлении в регионе широко распространилась апасиакская, крестообразная система расположения погребальных помещений, уже известная по "Тагискену-2" и круглому мавзолею
"Чирик-Рабата". Население, оставшееся в дельте Аму-Дарьи, перешло в основном к пастушескому способу хозяйствования, развивало и обогащало традиции апасиакской культуры. Свидетельство тому – строительство выдающегося памятника архитектуры (IV-V века нашей эры) "Барак-Там" в северной дельте Акча-Дарьи на границе современного Узбекистана и Казахстана.
Безусловно, на стиль архитектурных произведений влияло господствующее в обществе мировоззрение. В степи огнепоклонники успешно распространяли зороастрийское учение. В первые века нашей эры, когда буддизм взял верх над маздеизмом, появилось и христианство. На поселениях "Чол-Тобе" и "Кзыл-Кайнар" в долине Таласа были найдены развалины двух грандиозных архитектурных комплексов. Это оригинальные и уникальные христианские храмы начала нашей эры, не имеющие прямых аналогов в мировой архитектуре.
В тот же период в связи с образованием Тюркского каганата в архитектуре произошли важные процессы, оказавшие влияние на формирование традиционных типов мемориальных сооружений, с небольшими изменениями дошедших до наших дней.
К примеру, бревенчатые с коническими или шатровыми сводами погребальные сооружения приалтайских тюрков на новом месте и в новых условиях переселенцы воспроизводили уже в кирпичных конструкциях.
Весьма заметного развития достигло строительство зданий культового и гражданского характера: замков-дворцов, святилищ, дворцовых комплексов и т. д. К их числу относятся дворцы цитаделей Куйрук-Тобе, Баба-Ата, Актобе, Тараза, Кулана (Лугового), квартальное святилище на Кок-Мардане, Барак-Там, замок-дворец Акыртас и другие, сооруженные в основном в VII-IX веках. Изображения замка на Аниковском блюде свидетельствует о высоком уровне развития архитектуры казахстанских замков и может послужить основой для реставрации памятников.
Среди сырцовых замков Южного Казахстана эпохи раннего средневековья выделяются остатки уникального каменного сооружения VII-VIII веков "Акыртас". Сооружение полуфункционально и задумано, по крайней мере, как комплекс, включающий в себя достаточно развитый укрепленный замок, караван-сарай и культовые здания.
Арабское завоевание стимулировало развитие новых общественных отношений на территории юга Казахстана и положило начало развитию новых типов зданий и сооружений. Строительству мавзолеев над могилами святых (в первую очередь святыми объявляются сам Мухаммед и первые четыре его халифа: Абубекр, Омар, Осман и Али) придается новый смысл, это становится делом престижным, требующим высокого архитектурно-художественного мастерства зодчих.

    Зодчество Казахстана эпохи средневековья (X-XVIII веков)
Архитектура древнетюркской юрты вплоть до настоящего времени, претерпев сравнительно незначительные изменения, показала наилучшую приспособленность к условиям кочевья.
С X века развитие архитектуры юрты связано со стремлением кочевников увеличить ее вместимость. В этой связи совершенствовались ее конструкция, условия освещения и дымоудаления, а также архитектурно-художественный облик.
К XIII веку в кочевом обществе существовали также дворцовые здания, неразборные жилища на телегах (крытые повозки), чумы и шалаши из ветвей.
В XVI-XVII веках на смену юрте с двойным куполом пришли кочевые жилища так называемых "тюркского" и "монгольского" типов, отличительной особенностью которых был более плоский шанырак, гораздо лучше работающий на сжатие и более удобный при перевозках, а также придавший надежное аэродинамическое качество форме юрты при воздействии сильных степных ветров. Развитие тюркской юрты происходило в среде казахской народности, непосредственного преемника хозяйственной и художественной культуры народов предшествующих эпох. Необходимо отметить и преемственность в развитии другого широко распространенного в кочевом обществе типа жилища – крытых повозок (кюйиме).
Стационарные жилища в Казахстане развивались в двух направлениях: жилища кочевников (жатаков) и здания населения, ведущего оседлый образ жизни в условиях средневекового города. Согласно археологическим данным, 2- и 4-комнатные дома жатаов встречались на всей территории Казахстана. Тип жилища в условиях средневекового города или укрепленного поселения включал элементы многокомнатного дома. Комнаты, как правило, располагались компактно вокруг главного жилого помещения с айваном или двориком.
Знакомство с архитектурно-планировочным решением стационарного жилища народов Казахстана позднего средневековья в условиях укрепленного города и поселения позволяет говорить о том, что на его формирование существенное влияние оказали традиции организации быта в кочевом жилище. Принцип верхнего освещения, перенятый у кочевников, позволял максимально увеличить плотность застройки, наиболее эффективно и рационально использовать территорию укрепленного города или поселения. Подобные жилища оседлого типа были широко распространены в Южном Казахстане, в городищах Туркестана и Культобе, поселениях Жалгызтам, на северных склонах Каратау.
Традиция возведения курганов над могилой умершего сложилась в кочевой среде в степях Центральной Азии раньше, чем в других регионах. Показательны антропоморфные стелы, а иногда – даже посадки деревьев как воплощение идеи мирового древа жизни. В X-XI вв. появились так называемые "башенные" мавзолеи. Процесс начался в низовьях Сыр-Дарьи еще в начале первого тысячелетия до нашей эры (мавзолей "Тагискен-5", IX-VIII века до нашей эры), в конце первого тысячелетия нашей эры в долине Сыр-Дарьи возводились уникальные монументальные башенные столпообразные сооружения, такие как Аксак-кыз, Бегим-ана, Сараман-Коса (X-XI века). Безусловно, этот процесс свидетельствует о зрелости народных зодчих, сумевших наилучшим образом материализовать мировоззрение кочевника.
С распространением ислама эта традиция усилилась, хотя нельзя связывать строительство надгробных сооружений только с религией. Идея прославления, увековечивания памяти предка (считавшейся в кочевом обществе великим долгом благодарных потомков) лучше всего выражалась вертикалью. С этих позиций башенные мавзолеи Казахстана, без сомнения, вызывают большой интерес.
Эпоха античности, наступившая с образованием тюркского государства Караханидов на огромных просторах Средней Азии, Южного Казахстана и Восточного Туркестана, в архитектуре Казахстана обозначена расцветом городской культуры, в том числе строительством неизвестных до этого времени типов сооружений (бань, мечетей) и рождением выдающихся памятников мемориального зодчества. Представляют интерес бани в древних Таразе и Отраре, мечеть в Куйрук-Тобе, относящиеся к наиболее ранним подобным постройкам. В эпоху Караханидов, когда ислам был принят как государственная религия, строительству мавзолеев придавали особое значение. Возведение их над могилами выдающихся государственных и религиозных деятелей стало традицией. Также вошло в обычай завещать себе могильное место "в ногах святого", известного предка и строить мавзолеи еще при жизни. Традиционными становятся однокамерные мавзолеи. К ранее известным башенным присоединились центрические мавзолеи со сферическим или шатровым покрытием, с барабаном или без него.
Наиболее выдающимся памятником истории архитектуры Казахстана нового периода является мавзолей Бабаджи-Хатун (конец X – начало XI века), находящийся в 28 километрах от Тараза в селе Головачевка, с которого начинается феодальная архитектура края. Своим композиционным построением мавзолей положил начало центрическому с шатровым покрытием типу сооружений. Мавзолей интересен кроме того и двумя куполами: внутренний – полусферический, ребристый; внешний – пирамидально-шатровый, гофрированный. Здание отличается строгой простотой форм, ограниченностью декора и высоким качеством строительных работ, что обусловило его многовековую сохранность. Новаторская инженерная идея, в основе которой лежит способ передачи статических сил распора от основного внутреннего сферического купола и  силы тяжести от внешнего высокого поднятого (в Бабаджи-Хатун – шатрового) купола на барабан и стены, позволила в последующем перекрывать огромные пространства и получила в Средней Азии широчайшее распространение с XI века. Без преувеличения можно отметить, что этот купол стал прототипом современных пространственных конструкций и позволил придать неповторимый архитектурно-художественный облик таким шедеврам мировой архитектуры Куня-Ургенча, как мавзолей Фахраддин-Рази (XII век), Текеша (XIII век), Тюрабек-ханым (XIV век), Самарканда – Гури-Эмир (1404 год), мечети Биби-ханым (XV век) и многих других, где внешний высокоподнятый купол являлся глав-ным акцентом композиции.
Исследования показали, что родиной гофрированных звездчатых в плане покрытий шатровых мавзолеев является Семиречье, опыт которого был распространен далеко за пределы Казахстана. В пользу местного происхождения рассматриваемого купола и в целом всей архитектуры мавзолея Бабаджи-Хатун говорит и объемно-пространственный облик памятника – своеобразный обобщенный образ, некий портрет невесты с высоким головным убором типа казахского саукеле, покрытым тонким шелковым платком.
Мавзолей Бабаджи-Хатун – один из самых известных "долгожителей" активной сейсмической зоны Казахстана из-за примененных при его возведении антисейсмических решений.
Архитектура мавзолея Карахана в Таразе отличается высоким архитектурно-художественным уровнем. Считается, что именно его возведение подготовило благодатную почву для рождения такого шедевра архитектуры, как мавзолей Айша-биби, который исследователями оценивается как один из исключительных на территории Средней Азии и Казахстана. Судя по наполовину уцелевшему фасаду, а также схеме реставрированного облика, выполненного М. С. Булатовым, его архитектор был выдающимся мастером, прекрасно владевшим основными приемами композиции. Попытка проанализировать композиционное построение западного фасада показывает, что его элементы, их величина, место расположения взаимообусловлены и находятся в гармоничном сочетании, фасад лишен каких-либо тектонически неоправданных элементов.
Зачатки портала, присутствующие в архитектуре мемориальных сооружений Караханидов, в дальнейшем (конец XII – начало XIII века) привели к развитию портально-купольных типов мавзолеев не только в Казахстане и Средней Азии, но и за их пределами. В этом отношении выделяются памятники Центрального Казахстана. Одним из наиболее ранних монументальных сооружений региона является мавзолей Аяк-Хамыр. Его объемно-пространственное решение отличается оригинальностью, в этом строении появляется уже вполне сложившийся портал, обозначавший главный фасад. Можно утверждать, что золотой век культуры и искусства эпохи Караханидов повлиял и на Центральный Казахстан, где отмечен созданием в конце XII – начале XIII века великолепного памятника кипчаков – мавзолея Аяк-Хамыр.
Монгольское завоевание прервало расцвет архитектуры в обширном регионе. Последствия нашествия начали ликвидироваться сначала в центральном, юго-западном и западном районах Казахстана, где существовала более устойчивая традиция строительного искусства и возникли для этого благоприятные исторические условия.
В 45 километрах от современного Жезказгана был построен первый мавзолей, относящийся уже к новой, так называемой монгольской эпохе, – мавзолей Жошы-хана.
Наиболее монументальным и одним из великолепных и самобытных памятников архитектуры Дешти-кипчака периода Ак-Орды является мавзолей Алаша-хана, считающийся самым крупным мемориальным сооружением Центрального Казахстана.
Среди наиболее крупных сооружений Центрального Казахстана XIII века следует назвать мавзолей Жансеита (развалины которого находятся в
2 километрах к юго-западу от села Бозтумсык Улытауского района) и Сырлы-там (недалеко от Атбасара).
С 20-х годов XIII века районы Южного Казахстана вошли во владения Чагатаидов. Во второй половине века политическое и экономическое укрепление государства способствовало возрождению культурных традиций Караханидов. Архитектура этого периода может быть охарактеризована двумя чрезвычайно интересными памятниками: мавзолеями Дауд-бека (1262 год) и Сырлы-там (1279 год) на Инкар-Дарье.
В конце XII – начале XIII века монохромность внешнего облика караханидских и хорезмских построек стала нарушаться включением покрытых голубой глазурью кирпичей, например, на шатровых покрытиях куня-ургенчских мавзолеев Фахраддин Рази и Текеша, на куполе мавзолея Султан Санджара в Мерве, а также надписей на минарете Калян и других. Это движение к полихромности, к многоцветной керамической облицовке стен в Средней Азии было прервано в XIII и возобновилось лишь в XIV веке.
К числу наиболее крупных памятников монументального зодчества XIV века могут быть отнесены мавзолеи Сырлы-там на Жана-Дарье, Тек-Турмаса, Кок-Кесене в Южном, Болган-ана в Центральном, подземные мечети Шакпак-ата, мавзолей Касмола в Западном Казахстане, а также мавзолей ходжи Ахмеда Яссауи в Туркестане и другие.
На Мангышлаке для распространения религии ислама впервые ее проповедники в условиях жаркого климата предпочли строить подземные мечети, высекая их в твердых породах приовражных скал, склон гор. В настоящее время известно более десяти таких мечетей. Подземное зодчество Западного Казахстана в XIV веке достигло своего высочайшего уровня. Пример – мечеть Шакпак-ата, уникальный архитектурный комплекс, первый и пока единственный из обнаруженных на территории Средней Азии и Казахстана изваяний в монолите.
В конце XIV века при Тимуре Туркестан становится одним из опорных пунктов региона. Большой интерес представляют найденные порознь в различных квартальных мечетях города пять колонн с утончением ствола сверху вниз, свидетельствующих о высоком уровне развития зодчества второй половины XIV века, создании уникальной своеобразной архитектуры, отличной от традиционной согдийской. Эта необычная форма, видимо, отвечала требованиям не только какой-то своеобразной эстетики, но и сейсмической устойчивости стойки с одной стороны и сокращения свободного пролета прогона при увеличении площади его опирания с другой. Этот тип колонны, форма которой для мирового зодчества стала архаической, в культовом зодчестве присырдарьинских городов Казахстана сохранился по крайней мере до XV века.
Рубеж XIV-XV веков в Казахстане был отмечен впечатляющей постройкой мавзолея ходжи Ахмеда Яссауи в Туркестане – результат органического сочетания и слияния художественных и конструктивных традиций архитектуры Мавераннахра с казахскими способами организации функциональной структуры зданий. Архитектура мавзолея оказала огромное влияние на дальнейшее развитие народного зодчества Казахстана, оставаясь объектом подражания на многие века.
С XV века начинается новый этап развития монументального зодчества, связанный с образованием и развитием Казахского ханства.
Мавзолей Калдыргач-бия, один из примечательных памятников первой половины XV века, несмотря на то, что был построен в Ташкенте, также продолжает традиции северо-туркестанской архитектурной школы. Он относится к центричному, беспортально-шатровому типу с пирамидальным куполом, генеалогически восходящим к надмогильным сооружениям тюркских племен, населявших северные районы Средней Азии. (Принята версия о том, что там похоронен Толе би, бывший действительным правителем Ташкента во второй половине XVIII века, когда старшим жузом правил хан Абилез.)
При возведении Абат Байтака следует особо выделить первое в истории архитектуры Казахстана решение, ставшее в XV веке традиционным для зодчества Казахстана, когда купол был посажен на двойной высокий барабан.
Архитектура мавзолеев Раби и Султан-бегим также оказала влияние на развитие зодчества следующих эпох, под влиянием которого с XVI века в архитектуре появляется большое разнообразие типов, особенно мемориальных и культовых сооружений, а также произошло увеличение объемов строительного дела. Идея централизации и укрепление самосознания казахского народа способствовали усилению самобытных черт национального своеобразия памятников зодчества. По объемно-пространственному построению композиции купольные мавзолеи этого периода могут быть разделены на портально- и центрически-купольные и башенные. К наиболее крупным памятникам XVI века можно отнести Сауранскую башню, портально-купольные мавзолеи Окши-ата, Асан-ата, Жунус-ата, Жаланаш-ата, Мулкалан, Кесене, Акшора, Уштам, "Восьмигранный" и "Безымянный" (южнее мавзолея Ахмеда Яссауи), а также Восточную баню в Туркестане, мавзолеи казахских ханов Джанибека и Касыма в Сарайчике. В мавзолее Кесене сочетаются лучшие достижения средневекового зодчества края. В его цельных динамических формах отразились народная патриотическая идея независимости и торжества казахской государственности. В XVI веке продолжается сложение западно-казахстанской региональной архитектуры, которая характеризуется строительством в основном портально-шатрово-купольных мавзолеев, таких как Акшора, Уштам и Бельтуран на Мангышлаке. С конца XVI – начала XVII века в мемориальном зодчестве наряду с портально-купольными мавзо-леями широкое распространение полу-чили башенно-шатровые и центрально-шатровые типы мавзолеев. Среди них наиболее известны Сузакские мавзолеи, Шик-нияза и Кармакчи-ата, Бокана, Казангапа, Акчайские мавзолеи, а также беспортально-купольные мавзолеи Айкожа, Тогайбека, Баксы. Архитектура Сузакского памятника-монумента получила отклик и в других регионах ханства. Об этом свидетельствует архитектура бетпак-далинских мавзолеев Бокана и Казангапа.
В дальнейшем для монументализации памятников зодчие часто отказывались от дополнительной моделировки объемов. Цельность, лаконичность форм, динамизм композиции становятся основными характерными особенностями архитектуры мемориальных сооружений.
В XVII веке наряду с башенно-шатровыми широкое распространение получили центрически-купольные и портально-купольные мавзолеи. Первые становятся главным типом мемориальных сооружений преимущественно в Западном Казахстане. В архитектуре башенно-шатровых мавзолеев XVI века отражался призыв к объединению и укреплению государственности.
В архитектуре мемориальных зданий Казахстана эта идея выразилась уже в более спокойных, уравновешенных формах композиции центрически-купольных мавзолеев. Пример – мавзолей Тагайбека в Центральном Казахстане в пустыне Бетпак дала: квадратное основание сооружения перекрыто, по свидетельству П. Рагулина, "уникальнейшей, единственной среди всех мавзолеев и даже среди других строений древнего Казахстана, оригинальной, смелой по выдумке конструкции сомкнутого свода. При такой конструкции получился интереснейший интерьер мавзолея". В южных и восточных районах развивалась некоторая разновидность центрично-купольных мавзолеев, как отмечает Б. А. Ибраев, "с четырьмя неболь-шими куполами по углам".
Во второй половине XVII века усилился натиск на казахские земли восточных соседей – калмыков (ойрат). Уже в конце XVII века джунгары овладели Семиречьем и возобновили наступление на Южный Казахстан.
Это привело к проникновению в некоторые районы Восточного Казахстана и Семиречья буддийско-ламаистских элементов культуры. Об этом свидетельствует строительство так называемой Аблайкитской палаты и Семи Палат в XVII веке, ламаистского здания и мавзолея Актам в начале XVIII века.
Во второй половине XVIII века возобновилось строительство крупных мемориальных сооружений в южных районах Казахстана. Традиционными считаются портально-купольные мавзолеи Карашаш-ана, Жунус-ата. Однако известны и два памятника, несколько отличающиеся по своей композиции: Ак-Кесене, возведенный в 10 километрах западнее Тараза, и мавзолей Уванас на севере Южно-Казахстанской области, свидетельствующие о возникновении еще одного типа мемориальных сооружений.
К концу XVIII века относится строительство мавзолеев в некрополе "Камыспай" на Мангышлаке, Уали на Устюрте, в архитектуре которых начинает проявляться региональный, самобытный образ.

Архитектура Казахстана в XIХ – начале XX века
В этот период завершается формирование основных типов кочевого жилища по функциональным признакам, главный из которых – рождение казахской юрты с ярко выраженным национальным своеобразием и региональными особенностями. Жилища по своим культурно-бытовым условиям делятся на 4 основные группы: юрта административно-общественного характера ставки, гостевая (конак уй); основная жилая (глава семьи – улкен уй, ак уй, боз уй) обычная юрта отдельной семьи, молодоженов (отауи кюйме); юрта походная (жолым уй, кос, курке, аблайша) и юрты хозяйственно-бытовые (для приготовления пищи и хранения продуктов – ас уй). Юрты-ставки, гостевые, жилые летние юрты по своему архитектурно-художественному построению разделяются на кипчакскую (казахскую) и калмыцкую (торгоутскую), получившие распространение и развитие в Казахстане. Казахский тип юрты со сферическим покрытием окончательно сформировался в XVIII – начале XIX века, калмыцкий тип сохранился до сегодняшних дней. Таким образом, в кочевом обществе Казахстана архитектурно-художественная мысль развивалась в специфических условиях, была направлена на создание типа жилища, которое было бы легким, прочным, красивым и полезным. Необходимо отметить, что отдельная семья имела, как правило, несколько юрт.
Присоединение Казахстана к России способствовало развитию оседлой формы хозяйствования, приведшему к более интенсивному развитию на фоне "шошалы" (землянок и полуземлянок) наземного, прямоугольного в плане жилища. Наряду с местными типами жилищ, имеющих обычно саманные стены и плоскую кровлю, можно встретить рубленые избы русских переселенцев, украинские мазанки и узбекские жилища. В западном и северо-западном районах Казахстана с холодной и продолжительной зимой вырабатывается общее планировочное решение жилой усадьбы, отличающееся компактным размещением всех элементов. Хозяйственные постройки, животноводческие помещения, кладовые для хранения продуктов и инвентаря, объединенные в одно большое строение, примыкали непосредственно к жилому дому. Легкое деревянное покрытие на столбах давало возможность перекрывать такое большое строение, разделенное внутри на отдельные помещения.
Особенно в конце XIX – начале XX века в плане жилого помещения казахов произошли довольно значительные изменения. Вместо прежней однокамерной избушки у более зажиточной части населения появились двухкомнатные и нередко трех- и четырех комнатные дома. Отпала необходимость в укрепленных поселениях, строительство вышло за пределы крепости. Этот процесс способствовал коренному изменению типа сельского жилища. Его архитектурно-пространственная структура состояла из главной жилой комнаты, гостиной, кухни-столовой, открытого айвана перед домом, кладовой, хозяйственных сооружений и помещений для скота, произошла дифференциация состава жилища по функциональным признакам, но архитектурно-художественная организация пространства, особенно жилой комнаты и кухни-столовой, почти полностью сохранила традиционную структуру. В районе Семиречья возник и новый тип жилого дома, так называемый "коржун".
Новый для Казахстана тип жилых домов, построенных в городах и других населенных пунктах переселенцами из России и перешедшим в оседлость коренным населением края, по архитектурно-функциональным и художественным особенностям можно разделить на четыре вида. Наибольшее распространение получили одноэтажные, в основном 4-5-комнатные с хозяйственными помещениями двора рубленые или кирпичные дома. Второй тип – деревянные строения одно-двух- смешанной этажности. Третий – 2-этажные городские многокомнатные жилые дома кирпичного стиля. И четвертый – 2-этажное многокомнатное городское жилье стиля "модерн".
В первой половине XIX века строительное дело несколько снизило масштабы и в основном поддерживалось в Западном и Центральном Казахстане. На западе возникли достаточно крупные мемориальные здания. В их архитектуре по-прежнему наблюдается стремление зодчих к совершенствованию композиции для лучшего отражения образца "аруаха" – духа предка и идеи вечного дома для него. Строительством мавзолеев Тайчик (начало XIX века), Тулек (30-е годы XIX века), Торт-кора (40-е годы XIX века) и других обозначена архитектура Центрального Казахстана того периода. Необходимо отметить, что эти сооружения являются преемниками традиций средневекового зодчества бассейна реки Кара-Кенгир. В облике вышеуказанных сооружений имеются и черты, характерные для XIX века. Новым для региона является появление в целом центрично-шатрового типа мавзолея, а для Казахстана – мавзолея с портиками на фасадах (свидетельство влияния европейской архитектуры, пришедшей через Россию).
Последняя треть XIX века в истории народного зодчества занимает особое место. Настоящий расцвет этого закономерного процесса происходил главным образом в южном, центральном и западном районах республики. Об этом свидетельствует архитектура мечети-мавзолея Баба-ата, мавзолеев Джабраила, Мирали-баб, Жусупбека в Южно-Казахстанской, Кара-сопы в Кызылординской, Сагын-дыка, Джантая, Актобе, Байтымбета в Джамбулской областях. Все же основным типом надгробных сооружений оставался портально-купольный. Зодчие по-прежнему стремились оттачивать пластику основных объемов сооруже-ния, лишь в случае необходимости они обращались к декору и то очень сдержанно, главным образом – к фигурной кладке. Основное внимание уделялось порталу главного входа, особенно его фланкирующим элементам. В качестве примера можно назвать мавзолей Мирали-баб в Сайраме, возведенный в конце XIX века, Джабраила в селе Турбат и другие.
Выделяя новаторские тенденции в архитектуре конца XIX века, нельзя не обратить внимания на появление в Южном Казахстане центрично-шатрового и нового, многокупольного типов надгробных сооружений. Пример первого – мавзолей Рустембека в селе Тасты Южно-Казахстанской области. Мавзолей Сагындыка представляет собой необычный пятиугольный тип, не имевший особого распространения в Казахстане.
Последняя треть XIX века стала периодом расцвета архитектуры Западного Казахстана, когда за относительно короткий промежуток времени возникло достаточно много сооружений: мавзолеи Иманбая (1870 год), Ергалия (1874 год), Мурзы-Муруна (1880 год), Жубана (1895-1896 годы), Айтмана (1897-1898 годы), Омара и Тура (1897 год) и Н. Калышулы (1900 год), которые составляют жемчужину не только Западно-Казахстанской архи-тектурной школы, но и всего казахского зодчества.
Не менее крупной работой данно-го периода является мавзолей Жубана (1895-1896 годы), построенный мастером Нугманом на вершине невысокой сопки северо-восточнее урочища Даулеттау, северо-восточной части дельты нижней Эмбы. Активно начатый в его строительстве процесс обогащения и усиления фасадов достигает своего апогея в архитектуре мавзолея Омара и Тура, построенного в
1897 году. Его выразительный силуэт виден на расстоянии десятков километров. Результаты анализов  архитектурно-художественных качеств мавзолея позволяют констатировать, что его создатели проявили удивительно тонкое и масштабное понимание закономерностей архитектурной композиции, принципов формообразования в народном зодчестве Казахстана, а также профессиональное обращение к средствам гармонизации архитектурных форм к тектонике, ритму, симметрии и т. д. Исключительная по своей насыщенности и в то же время упорядоченности и стройности архитектура стала шедевром народного зодчества.
Поиски создания наиболее светлого образа надгробного сооружения, во-площающего идею любви и стремление к красоте, которое "не должно быть похожим на гробницу", на рубеже веков блестяще воплотились в мавзолее Нурбергена Калышева в селе Сенек на Мангышлаке. Новые решения придали его архитектуре иное звучание и позволили блестяще довести поиск не одного поколения зодчих до логического завершения. К тому же они оказались достаточно простыми (увеличенный в высоту цилиндрический барабан купола, за счет утолщения стен четве-рика выдвинуты в наружную сторону плоскости фасадов) и были распространены в народном зодчестве Западного Казахстана.
Примером воплощения новых тенденций в архитектуре Казахстана начала ХХ века может служить мавзолей Тажике в Ак-уюке, расположенный восточнее некрополя "Камыспай" на небольшом холме, силуэт которого виден издалека. В мавзолеях Шоинбая (бейт Караман-ата) и Нурмагамбета традиционный парапет главных фасадов обработан по-новому (в виде уложенных в ряд койтасов). На главный фасад выступают их красочно расписанные торцы. Это решение указывает на важные сдвиги, произошедшие в семантике надгробных сооружений казахов типа "койтас".
Особо среди купольных мавзолеев начала века стоит группа мавзолеев бейта Учтам (1908 год). Отличительную особенность их архитектуры составляет обработка поверхностей стен фасадов вертикальными нишами с полуциркульным завершением, являющимися почти единственным мотивом художественного оформления фасадов. Вероятно, это результат влияния русской культуры на творчество народных мастеров.
Устранение экономической замкнутости после присоединения казахского края к России способствовало включению Казахстана в экономическую систему развивающегося российского капитализма. Возникновение в новых населенных пунктах объектов производства способствовало оттоку из степи коренного населения, исповедовавшего исламскую религию, что потребовало строительства сооружений и мечетей в городах. Надо отметить, что важные общественные здания общегородского значения строились с "высочайшего" указания из российской столицы. Так, например, "в 1795 году в Петропавловске с позволения императрицы Екатерины II в нижнем форштадте была выстроена киргизом Касымовым первая в киргизской степи каменная мечеть". Анализ архитектуры мечетей XIX – начала ХХ века показал, что на фоне некоторой общности архитектурно-пространственного построения наблюдается их региональное отличие.
По композиции мечети Казахстана этого периода можно разделить на следующие группы: имеющие среднеазиатские черты (арочно-купольная с айванами, состоящая из летнего, зимнего залов и открытого двора); с расположением минарета прямо над центром прямоугольного объема мечети, а главного входа сбоку; с размещением всех помещений вдоль оси, с минаретом над входной частью и куполом над залом мечети; мечети с отдельно возведенным минаретом и здания с чертами дальневосточной архитектуры.
Первая группа получила распространение в Южно-Казахстанской области: мечеть в Шымкенте (конец XIX века, ул. Амангельды, 29), мечеть Ишкент (XIX век, Шымкентская область), мечеть в селе Чаян (XIX век), мечеть в селе Карнак (XIX век) и другие. Их объемно-планировочная структура сформирована одинаковыми квадратными ячейками. Основной зал второй группы мечетей чаще решается арочно-купольной системой перекрытия, а расположенные слева и справа, иногда и с входной части айваны стоечно-балочной системы покрываются плоской балочной кровлей типа "васижуп". К этой группе относятся джамбулские мечети Кали Жунуса, Абдукадыра (начало ХХ века), Кара-ходжи (1907 год), ушаральская мечеть (1900 год), сузакская мечеть (конец XIX века) и другие.
Мечети в ханской ставке Орды (1835 год), Габдуллы Тукая (80-е годы XIX века) могут быть образцами следующего вида мечетей Казахстана. Мечеть Габдуллы Тукая отличается высоким минаретом, расположенным прямо над молитвенным залом (ныне отсутствует), напоминающим высокий шатер русской культовой архитектуры XVI века. Некоторую разновидность этой группы мечетей составляют грандиозные соборные мечети Казалинска и Костаная, мечеть Айтбая в Кызыл-орде. Ногайская или соборная мечеть Казалинска построена в 1894 году на средства купца Хусаинова.
Выявлена типичная общая композиционная схема объемно-планировочной структуры ряда мечетей Северного и Восточного Казахстана. Это осевое решение композиции с развитием объемов от входа к михрабу, пространственное членение здания, обычно на три части, отражается в членениях фасадной поверхности с тремя, двумя и одним окном. При этом характерно, что часть здания в три окна принадлежит к кубическому объему, над крышей которого, как правило, возвышается купол на шести восьмигранном или круглой формы барабане. К объему зала примыкает более узкий и низкий павильон, а к нему также уменьшенный объем входной части, над которыми возвышается минарет. Пример – одноминаретная мечеть Курмангалия на ул. Гагарина (первая половина XIX века, архитектор Габдулла Эфенди из Стамбула), Тыныбая (в районе речного вокзала Семипалатинска), мечеть Рамазанова (1905 год) в Павлодаре, мечети по ул. С. Муканова (середина XIX века) и ул. Кирова (XIX век) в Петропавловске, мечеть по ул. Урицкого (XIX век) в Кокчетаве и другие, входящие в третью группу мечетей Казахстана.
Наиболее крупным и характерным примером этой группы является одноминаретная мечеть в Семипалатинске. Ее объемно-планировочное решение оказало заметное влияние на архитектуру других мечетей как в самом Семипалатинске, так и за его пределами. Некоторой разновидностью этой группы может явиться здание мечети в Уральске, построен-ное в 1897 году.
Среди культовых зданий ислама в Казахстане небольшую группу составляют мечети с отдельно стоящими минаретами. В качестве наиболее ярких образцов этой группы можно отметить двухминаретную мечеть в Семипалатинске, так называемую Большую мечеть Казалинска. Анализ особенностей композиции здания показывает, что ее архитектурно-художественное решение складывается из нескольких основных приемов, свидетельствующих о большом мастерстве зодчих: стройный и легкий входной павильон противопоставлен более широкому и массивному объему зала; подчеркнуто самостоятельное решение группы объемов, образующих входной портал; в пропорциях минаретов наблюдается последовательное и закономерное сокращение частей кверху, что создает иллюзию большей высоты минаретов, чем она есть на самом деле; пилястры на боковых фасадах служат отражением внутренней четырехстолпной структуры зала; подчеркнута тектоника стены и элементов здания; в целом глубинно-пространственная композиция здания создает торжественность, увеличение сакрального напряжения по мере движения к михрабу, что свойственно данной схеме. В то же время архитектурное решение здания показывает, что оно в своем роде эклек-тично, складывается из нескольких стилевых напластований и этим самым является типичным примером поисков новых средств выразительности, характерных для середины и второй половины XIX века. Чередование на фасадах горизонтальных светлых и темных полос напоминает оформление фасадов турецких мечетей; оконные проемы подковообразными арками имеют сходство с арками испано-магрибской архитектуры, но в то же время здесь есть намек на готику (окна "роза") и модерн (очертание арки). Лучковый куполок над входным павильоном мог возникнуть под прямым влиянием как русской архитектуры, так и иметь более сложные корни (навершия лучковой формы распространены от Северной Африки до Японии). Применение в карнизах сухариков, их оформление в виде антаблемента имеет явные истоки в классике, воспринятые через русский классицизм. Другой пример мечетей этой группы – так называемая Большая мечеть в Каза-линске – заслуживает внимания как казахстанский вариант среднеазиатских мечетей.
Особое место в архитектуре Казахстана конца XIX века занимает комплекс мечети-медресе, построенный в 1887-1892 годах в Жаркенте купцом первой гильдии (Валиахуном) Валибаем Йолдашевым. Хотя утверждается, что комплекс строился "без чертежей", он выделяется своей продуманностью как в градостроительном, так и в архитектурно-планировочном отношениях и занимает целый квартал в центральной части города. Основное здание мечети со всех сторон окружено парком. Тип дворовых мечетей, к которому относится данное сооружение, получил распространение в данный период в северо-восточных районах СУАР КНР и берет свое начало с доисламских храмов Средней Азии, когда культовое здание располагалось посреди двора, обнесенного стеной и служебными постройками. Мечеть имеет прямоу-гольный план с квадратным выступом михраба с юго-западной стороны, это крупное сооружение, в архитектуре которого сочетаются традиции китайского и местного зодчества. Четырехскатные взаимно перпендикулярно решенные крыши мечети типа "у-дянь" с легкими угловыми изгибами, имеющие большой вынос, поддерживаются в общей сложности 122 деревянными колоннами и выступающими из стен доугунами. Над кубическим объемом михрабной части возвышается восьмиугольная сужающаяся кверху двухъярусная китайско-дальневосточная пагода, типа "тин" – небольшой открытой беседки. В интерьере особого внимания заслуживает декоративное оформление плоскости стен гипсовыми резными плитами. По мере движения к михрабной нише, главной святыне мечети, усиливается эмоциональная насыщенность пространства, которая достигает своего апогея на плоскости стены михраба и завершается более крупными сталактитовыми мотивами на сферическом покрытии ниши. Это, безусловно, большая удача народных мастеров Казахстана (Хасан Пулата, Рузи Селима и других), сумевших интерьеру мечети и, главное, михрабу придать национальное звучание. Местные народные традиции получили свое воплощение в архитектуре не менее важного объекта комплекса – главного входа, который решен в виде пештака-портала медресе с тремя купольными помещениями. Эти три помещения с восточной стороны как бы прикрываются высоким парадным пештаком с двумя угловыми башнями-гульдаста, китабы которого заполнены эпиграфическими надписями, канос (участок над центральной аркой) – растительным орнаментом, арка-равак с кругом-ислими и деревянными воротами. Пештак представляет собой классическую форму, встречающуюся в крупных сооружениях Востока, напоминает своей пропорцией, характером моделировки поверхностей портала соборную мечеть в Дели (1644-1658 годы), одну из крупнейших мечетей в Индии, мечети уйгуров СУАР КНР.
Архитектура комплекса мечети Валибая в Жаркенте является ярким примером смешения различных стилей, чем характеризуется направленность всей архитектуры Казахстана конца XIX – начала ХХ века.
Особый тип мемориально-культового комплекса зданий, возникший со строительством мавзолея-ханаки ходжи Ахмеда Яссауи в XIV веке, повторенный при возведении мавзолея-мечети Али-Ходжа-ата в Туркестане в XV веке, вновь возродился в середине XIX века в селе Баба-ата, а также в 1907 году.
С присоединением к России в зодчество Казахстана стали активно проникать традиции русско-европейской архитектуры и градостроительства. Среди них особое место занимают христианские культовые здания, привлекавшие большие творческие силы.
Одной из наиболее крупных работ православной культовой архитектуры XVIII века, сохранившихся на территории Казахстана, является Михайло-Архангельский собор в Уральске (1741-1751 годы). Строительство небольших церквей в городах и селах осуществлялось в основном по проектам епархиальных архитекторов. Уже в начале XIX века делаются попытки типизации в культовом зодчестве. Этим, вероятно, можно объяснить живучесть архитектурно-планировочного решения, легшего в основу христианских культовых зданий, по которому и в последней четверти XIX века в разных городах Казахстана был построен ряд зданий. Общая характерная их черта – одноцветное, одноэтажное решение помещения самого храма, которое иногда приобретает больше черты жилого дома, настолько усиливается светское начало в их облике. Пример – церковь Спаса-Преображения (1887 год) в Уральске. Наряду с этим в архитектуре наглядным примером первой группы храмов является Храм Христа Спасителя, построенный в 1891-1899 годах в Ураль-ске. Новые черты храма связаны с ликвидацией трапезной из состава храма, что вызвало приближение колокольни над притвором к основному залу храма. Чтобы устранить "спор" вертикалей центрального купола зала и колокольни, строители вполне логично пошли на превращение вертикали над залом в главные доминанты во внешнем облике храма. Тем более этот акцент образовывался функционально необходимым вторым ярусом зала над средокрестием, который решен восьмигранником, завершенным традиционным шатровым покрытием с луковичной главой высотой 50 метров. Таким образом, родился новый тип храма, архитектурно-художественные аспекты которого решены в духе московской школы русской архитектуры XVI-XVII веков. В 90-е годы XIX века архитектура культовых зданий христиан Казахстана обогащается: появились новые группы церквей и соборов. Первая образовалась путем заполнения входящих углов равноконечного "греческого" креста, составляющего основу плана зданий, помещениями одной высоты с основным объемом зала. Вторую группу составляли здания, планы которых незначительно отличаются от первого, но входящие углы "креста" заполняются объемом, высотой доходящим до первого яруса зала храма. Представителем второй группы зданий может быть замечательный памятник христианской культовой архитектуры Казахстана – Собор Казахской богородицы в Кызылорде (1890-1896 годы). Аналогичная церковь Спаса-Преображения была сооружена в Ташкенте, с незначительными изменениями – в Астрахани. Архитектура собора выразительна: тщательно отточенные, плотно пригнанные друг к другу крупные формы здания, крепко организованные вокруг купола средокрестия, создают ощущение незыблемости и вечности.
Существенные изменения во внешнем облике собора связаны в первую очередь с заменой высоких шатровых завершений куполами, характерными для русского народного зодчества, над средокрестием и притвором, полусферическими куполами, а также с исчезновением четырех глав, обычно располагаемых на углах куба зала храма. Вероятно, эти изменения обусловлены политикой русского правительства о необходимости проявления тактичности переселенцами по отношению к местному населению и их религиозным чувствам, национальным традициям. В архитектуре даже культовых зданий эта "благосклонность" проявилась отказом строителей от таких важнейших внешних атрибутов христианских храмов, как главки креста и использованием элементов местного зодчества. Таким образом, на примере собора Казанской богородицы в Кызылорде виден среднеазиатско-казахстанский тип православных соборов.
Всехсвятская церковь, расположенная в северо-восточной нагорной старой части Петропавловска, построенная в 1894 году на средства купца Хлебникова, представляет собой также новую, третью группу церквей, возникших в конце XIX века.
В 1904-1907 годах был возведен крупный Софийский Туркестанский кафедральный собор (Алматы), в котором использование традиций русской архитектуры увязывалось с поиском новых конструктивных решений, с современными представлениями об архитектурном образе.
По планировочному и объемно-пространственному решению собор относится к тому же типу культовых зданий, что и Храм Христа Спасителя в Уральске и Собор Казанской бого-родицы в Кызылорде, но по архитектурно-художественным проработкам существенно отличается от своих прототипов. Известный в Казахстане инженер-архитектор А. П. Зенков осуществил указанное традиционное решение в деревянном варианте.
Ему пришлось решать сложные архитектурно-художественные кон-структивные задачи существовавшего проекта в условиях высокой сейсмич-ности района. Зенков вместо мало оправдавших себя фахверковых деревянных конструкций выдвинул и осуществил собственную, совершенно новую идею конструктивного решения сейсмостойких высотных зданий, идею жестко-упругой "корзинки с сильно пониженным центром тяжести, с кольцевой подземной галереей, предохраняющей здание при землетрясении от действия верхних, наиболее активных слоев земли".
Особого размаха достигло в данный период строительство в городах Казахстана самых разных типов общественных зданий: административно-управленческого характера, культурно-просветительских, больнично-оздоровительных, зрелищно-развлекательных учреждений, столовых и ресторанов, гостиничных, транспортно-производственных комплексов, большинство из которых ранее были не известны в Казахстане. Вместе с этим, натурное обследование, изучение особенностей композиций сохранившихся гражданских зданий и сооружений в городах Казахстана показывает, что они полностью отвечают особенностям архитектурного развития России XIX – начала ХХ века. "При всем многообразии поисков и направлений в архитектуре России второй половины XIX – начала ХХ века она довольно четко различается по двум основным периодам: вторая половина XIX века и конец XIX – начало ХХ века. Исследование выявило наличие почти всех основных стилей данного периода мировой культуры в архитектуре Казахстана. Можно сказать, что почти все архитекторы второй половины XIX века были эклектиками-стилизаторами". Одновременно следует отметить, что в конце XIX века в русской архитектуре, в том числе и в Казахстане, появился модерн – принципиально новое стилевое архитектурное направление. В общем потоке стилизаторства наряду с модерном существовали другие направления и их сложные переплетения. Наиболее интересные в архитектурно-художественном отношении здания городов Казахстана показательны и в этом аспекте. 

Отправить письмом